Дробление бизнеса. Чью сторону примет суд в споре с ФНС?

Дробление бизнеса. Чью сторону примет суд в споре с ФНС?

Процент дел о дроблении, выигранных налогоплательщиками, все ниже. ФНС всеми силами старается доказать взаимозависимость между участниками сделок и взыскать в бюджет недополученные, по ее мнению, налоги. Действительно все ли так плохо, можно ли избежать наказания, как расскажем сегодня.

Подозрительные признаки

У налоговой все больше инструментов для вычисления недобросовестных налогоплательщиков. Доступ к счетам, сбор данных по онлайн-кассам, АСК НДС и т.д.

Например, система АСК НДС по определенным алгоритмам проверяет поданные предпринимателями налоговые декларации по НДС, находит несоответствия, разрывы, несовпадение данных у контрагентов, автоматически формирует и отправляет требования на предоставление пояснений. Если налогоплательщик их игнорирует, не предоставляет необходимых документов или система выявляет так называемые «технические» компании в цепочке, то за дело берется инспектор.

В этом случае проводится уже углубленная камеральная проверка, цель которой — доказать недобросовестность налогоплательщика и незаконное снижение налогов.

Но, вернемся к дроблению. Какие же признаки подскажут налоговому инспектору, что компании являются зависимыми и по сути речь идет о незаконной налоговой схеме:

  • Юрлица и ИП, участвующие в сделках, применяют спецрежимы — УСН, патент, ЕСХН. Причем, как правило, существует один участник процесса, который ведет деятельность по факту, остальные, как спутники Сатурна, окружая его, ведут бизнес почти исключительно с ним или другими участниками схемы;
  • Т.к. целью любой схемы дробления является получение налоговой выгоды (экономии на налогах или получении льгот, вычетов), то при дроблении ее участники либо сохраняют какие-то льготы, либо остаются на прежнем уровне налоговых обязательств, либо даже уменьшают налоговую нагрузку;

Пример: компания на УСН находится на границе предельного размера доходов.

Если она его пересечет — придется применять ОСНО, но тут участник открывает еще одно ООО, куда переводит часть клиентов действующей организации и новые контракты заключает уже не с компанией № 1, а с № 2, сохраняя таким образом право на упрощенку.

Аналогично — если вдруг количество сотрудников оказывается на предельном уровне. Т.е. дробление возникает тогда, когда происходит приближение к критическим для применения спецрежима цифрам.

  • Участники схемы дробления действуют по одним и тем же или связанным ОКВЭД. Пример: одна компания осуществляет розничную торговлю, вторая также реализует товар в розницу, причем тот же самый, даже покупают они его у одного поставщика. ИП (в лице одного из учредителей первой компании) осуществляет доставку. Или такой вариант — организация занимается производством, свою продукцию она продает разным ИП, которые продают ее уже в розницу, при этом ИП — зависимые от компании лица (учредители, их родственники и т.д.);
  • Хотя оплата за третье лицо и не запрещена, но если организации регулярно оплачивают друг за друга расходы, то это уже подозрительно;
  • Про взаимозависимость мы уже говорили. Существует еще и подконтрольность — т.е., к примеру, какие-то рабочие вопросы сотрудники решают не с непосредственным (вроде бы) начальником или предпринимателем, а обращаются к директору другой (реально контролирующей процессы) компании;
  • У зависимых организаций может не быть собственных активов, имущества. Возможно они даже арендуют его у «центра», также могут быть общие сотрудники (зачастую схему стараются выявить и доказать, в том числе, через наличие общего бухгалтера);
  • Общими становятся и внешние атрибуты. При дроблении, например, в случае с розничной торговлей, участники стараются сохранить общность «бренда», т.е. используют одинаковые вывести, логотипы, предлагают для заказа воспользоваться одним и тем же сайтом, группой в соцсети и т.д.;
  • По классике — общие адреса (один бизнес-центр, склад, производственный комплекс), банки, системы сдачи отчетности (некоторые операторы, например, предлагают добавлять нового налогоплательщика в существующий аккаунт, т.к. это немного дешевле, скидка за опт, так сказать), автомобили (одни и те же, попеременно арендуются у одного и того же физлица или компании);
  • и так далее.

Повторим прописную истину — сам по себе каждый из этих признаков не говорит о недобросовестности налогоплательщика. То, что вы являетесь директором в одной компании и также руководителем другой, не говорит о каком-то злом умысле, может вы просто трудоголик.

Вот совокупность факторов точно станет красной тряпкой для быка, т.е. налоговиков. Возможно они проведут выездную, чтобы копнуть поглубже, доначислят самостоятельно налоги, а вы попытаетесь через суд их выводы оспорить. Возможно ли это?

Читайте в нашем Telegram-канале «Взыскание долгов с взаимозависимого»

Как снизить налоги законно

Какие ошибки допускают налогоплательщики

Во-первых, скрывают аффилированность там, где она очевидно есть. Это бессмысленно. К примеру, общий юридический адрес или руководителя вы не спрячете.

Во-вторых, не готовы рассказать о собственном бизнесе, защитить имеющуюся схему работы с поставщиками, клиентами, подрядчиками и т.д.

Мямлить и говорить «да там бухгалтер документами занимается» вообще не вариант.

Если вы не в состоянии объяснить, почему покупаете именно здесь и продаете туда — значит ничего не знаете о том, чем занимаетесь, не контролируете процесс, а значит над вами есть еще кто-то, кто знает и контролирует.

В-третьих, излишне экономят.

Вместо того, чтобы каждое предприятие имело собственный штат, бухгалтерию, активы, вы оформляете одних и тех же сотрудников по совместительству, как самозанятых, по договорам ГПХ в других организациях.

Главбух у вас один, зарплату получает в «Рогах и копытах», а ведет учет (и отправляет отчеты) за всю дружную команду, сотрудники всех компаний несут ей накладные, сдают авансовые отчеты, пишут заявления на отпуск в одном кабинете и т.д.

Не путайте нормальное желание законно снизить налоги, когда за счет грамотной оптимизации вы действительно можете сэкономить и жадность, которая выливается в применение схем и приводит даже к банкротству.

В-четвертых, пытаются самостоятельно оспаривать требования ФНС, результаты проверок, идут в суд без адвоката.

Поверьте, если ваш главбух может грамотно ответить на требования, то это не значит, что он справится со всем остальным. Вы можете даже не понимать — насколько правильно он реагирует на письма ФНС, может просто пишет отписки или делает им в угоду корректировки «лишь бы не связываться».

Вы знаете, что, например, при выездной проверке можете использовать услуги налогового юриста, который будет следить за законностью действий проверяющих? Теперь знаете. Национальное Агентство Сохранения Бизнеса (НАСБ) не только сопровождает проверки, но также предлагает следующие возможности:

  • ответы на требования, уведомления, информационные письма из контролирующих органов;
  • оспаривание незаконных «обнулений» деклараций по НДС;
  • подготовка возражений на акты налоговых проверок;
  • составление правовых заключений на проведенные мероприятия налогового контроля и ответные меры;
  • сопровождение на допросах в ФНС;
  • другие юридические услуги.

Обратите внимание. Налоговые органы завалены работой, поэтому зачастую они довольно небрежны в отношении оформления документов, отправляют требования, не соответствующие закону, запрашивают не только обязательные документы, но и вообще все данные, даже те, которые предоставлять вы не обязаны. Поэтому уже на стадии запроса нужно начинать защищать свои интересы.

Налоговая реконструкция

В 2017 году в Налоговый кодекс была введена статья 54.1, она трактовалась налоговыми органами весьма неоднозначно, что привело к большому количеству сопров. В первую очередь потому, что ФНС в одностороннем порядке решила — теперь никакой налоговой реконструкции не существует.

Напомним, что налоговая реконструкция позволяет при признании какой-либо сделки недействительной (при дроблении в том числе) рассчитать действительный размер налоговых обязательств организации с учетом понесенных расходов. Проще говоря, если вам сняли какие-то расходы и пересчитали налог на прибыль и НДС, то реальные расходы, связанные с этой сделкой вы все же учесть можете.

Пример — дело № А50-17644/2019, которое рассматривал Арбитражный суд Уральского округа. ФНС доказало наличие необоснованной налоговой выгоды и произвело доначисление налогов на сумму свыше 10 млн рублей.

При этом отказалась признавать реально понесенные компанией расходы. Суд с такой позицией не согласился. Он признал, что вычет по НДС компании действительно применить нельзя, но вот для целей налога на прибыль затраты должны быть приняты.

Спорная сделка была на закупку леса у фирмы-однодневки.

Т.е. даже если ФНС вас убеждает, что шансов нет — верить не стоит, обращаясь в суд вы ничего не теряете, зато появляется шанс восстановить справедливость.

Недавно вышло Письмо Федеральной налоговой службы от 10 марта 2021 г. № БВ-4-7/3060@ «О практике применения статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации», где она подробно разъясняет что имеется в виду под каждым пунктом.

Как уменьшить вероятность обвинений в дроблении

  • Откажитесь от сомнительных и очевидных схем, большинство из тех методов, которые вы применяете, давно известно налоговой службе, начинайте экономить законно;
  • Подготовьтесь заранее к запросам налоговиков (они могут быть и вне рамок проверок), будьте готовы ответить на такие вопросы как — почему именно такая модель работы была выбрана, для чего конкретно открыто то или иное предприятие, зарегистрировано ИП. У бизнеса должна быть самостоятельная деловая цель;
  • Если вы собственник — научитесь здраво смотреть на вещи, бездумно снимая деньги со счета, стремясь к максимальной экономии на налогах, вы игнорируете посылы вашего главбуха — «так делать нельзя». Таквы рискуете не только активами компании, но и своими собственными, субсидиарная ответственность в первую очередь ложится на плечи руководителя и собственников;
  • Не пытайтесь самостоятельно решить проблему или договориться с налоговиками о «смягчении вины»,если вас вызывают на комиссию или просят явится для дачи пояснений — возьмите с собой опытного юриста.

Компания НАСБ более 20-ти лет защищает интересы налогоплательщиков, и основная наша задача – создать и внедрить систему по предупреждению налоговых рисков и защите бизнеса, помочь в спорах с контролирующими органами.

Результаты нашей работы снижают общую налоговую нагрузку от 1,5 до 7% к обороту и всегда устойчивы к любому виду налогового контроля.

Также мы решаем и другие задачи, например: законное получение наличных, получение выплат учредителями, списание подотчёта, предупреждение налоговых рисков при дроблении и многое другое.

Скажем сразу, оптимизируя налоги, мы используем законные методы и обеляем бизнес! Делаем всё доступно и безопасно. 

Мы готовы представлять вас и вашу организацию во всех инстанциях и любых спорах с контролирующими органами и в арбитраже.

Читайте также:  Шаблон акта описи имущества арендодателя: скачать образец

Оказываем услуги по постановке и отладке бухгалтерского и управленческого учета для бизнеса любого масштаба и вида деятельности.

Если у вас есть вопросы, пишите на почту: mail@nasb.su

Посетите наш сайт. Пишите нам в Telegram @nasb_su. Только полезная информация для владельцев бизнеса, руководителей, финдиректоров, главбухов, а также налоговых консультантов, адвокатов и проверяющих. Только практические советы и проверенные методы.

Оспариваем «дробление бизнеса»: о процессуальных аспектах налоговых споров

«Дробление бизнеса» – одна из схем, которую последние пару лет налоговые органы активно вменяют организациям. Я намеренно указываю это понятие в кавычках, поскольку считаю его надуманным и не имеющим ничего общего с законодательством о налогах и сборах по смыслу п. 1 ст. 1 НК РФ.

К таким же понятиям я отношу «фирмы-однодневки», «должную осмотрительность», «добросовестных налогоплательщиков», «необоснованную налоговую выгоду» и другие подобные понятия.

К сожалению, они применяются судами и налоговыми органами, что, на мой взгляд, не добавляет корректности их применению.

Под «дроблением бизнеса» налоговые органы понимают получение необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц.

Такое определение содержится в письме ФНС России от 11 августа 2017 г. № СА‑4-7/15895@. В нем ФНС России представляет обзор судебной арбитражной практики по спорам о «дроблении бизнеса».

В приведенных обзоре, а также других делах налоговые органы доказывают, что в результате разделения («дробления») экономического субъекта (налогоплательщика) появились новые экономические субъекты.

Поскольку они чаще всего применяют льготные налоговые режимы, перевод в них финансовых потоков налогоплательщика приводит к налоговой экономии.

Как правило, это происходит, когда налогоплательщик в какой-то момент перестает соответствовать критериям, при которых он сам может применять льготный налоговый режим (превышен объем выручки, численность персонала, ведутся виды деятельности, совмещение которых не позволяет применять льготный налоговый режим).

При этом налоговые органы доказывают, что новые экономически субъекты являются взаимозависимыми лицами с налогоплательщиком по смыслу НК РФ или остаются иным образом подконтрольными ему.

В приведенном письме ФНС России указывает, что в качестве доказательств применения схемы «дробления бизнеса» может выступать, в частности, прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т. п.).

В числе иных признаков «дробления бизнеса» приводятся обстоятельства, которые являются обычаем делового оборота и элементом нормальной хозяйственной деятельности любой группы компаний:

  • налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;
  • прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.);
  • отсутствие у подконтрольных лиц принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;
  • использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в сети «Интернет», адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т. п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т. п.;
  • фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;
  • единые для участников схемы службы, осуществляющие ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т.д.;
  • представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему) осуществляется одними и теми же лицами.

Несмотря на это, в обзоре делается вывод о том, что взаимозависимость может иметь юридическое значение в целях налогового контроля, если установлено, что она используется участниками сделки для осуществления согласованных действий, не обусловленных разумными экономическими и иными причинами.

Из этого же можно сделать обратный вывод – взаимозависимость не препятствует получению обоснованной налоговой выгоды, если налогоплательщик и взаимозависимые с ним лица осуществляют согласованные действия, обусловленные разумными экономическими и иными причинами. Другими словами, налоговая выгода может быть признана обоснованной, если в действиях взаимозависимых лиц имеется деловая цель.

Во многих спорах по вопросу «дробления бизнеса» суды исследуют вопросы взаимозависимости налогоплательщика и его контрагентов, а также приведенные выше признаки, которые налоговые органы считают схемой, и приходят к выводу об обоснованности налоговой выгоды по операциям с такими контрагентами. К примеру, выводы суда по одному из таких споров выглядят следующим образом1:

«Как обоснованно указано судом первой инстанции, ведение предпринимательской деятельности в одном лице или в нескольких не образует состав налогового правонарушения.

Одно лицо может правомерно участвовать на законных условиях в деятельности разных субъектов, что соответствует обычаям делового оборота и правомерному предпринимательскому поведению с использованием законных возможностей.

Ведение предпринимательской деятельности в нескольких организационных формах не делает всех участников данных правоотношений одним субъектом и не указывает на нарушение с их стороны действующего законодательства.

Применение такими субъектами специальных режимов налогообложения само по себе не влечет ответственности, в том числе и в тех случаях, когда их применяют взаимозависимые лица. Законные налоговые режимы и применение таковых нельзя ставить под сомнение до тех пор, пока формально не доказано налоговое правонарушение».

  • Также заслуживает внимания следующий вывод суда2:
  • «Признак подконтрольности организаций одному и тому же физическому лицу не свидетельствует о недобросовестности действий налогоплательщика и общества, поскольку они являются самостоятельными субъектами хозяйственных и налоговых отношений, самостоятельно исполняли обязательства в рамках уставной деятельности, самостоятельно вели учет своих доходов и расходов, исчисляли налоги и представляли в налоговый орган по месту учета налоговую отчетность.
  • Взаимозависимость налогоплательщика, общества и предпринимателя физического лица сама по себе при отсутствии доказательств ее влияния на налоговые обязательства общества не может быть признана обстоятельством, свидетельствующим о неправомерности заявленного к возмещению НДС по спорным операциям».
  • Также суды говорят о недопустимости ущемления прав взаимозависимых лиц в гражданско-правовых отношениях, что также может использоваться при защите интересов налогоплательщиков3:

«Квалифицируя деятельность Общества и его займодавцев (в том числе ИП Карманова А.Н.) как инвестиционную, налоговый орган фактически ограничил взаимозависимых субъектов предпринимательской деятельности в отношении использования прав, предусмотренных статьями 18, 49, 807–818 ГК РФ».

Процессуальные аспекты

При возникновении в ходе налоговой проверки претензий налогового органа о применении налогоплательщиком схемы «дробление бизнеса» возможно применение одной из двух основных тактик защиты:

  • отрицание взаимозависимости налогоплательщика и его контрагентов и доказывание отсутствия такой взаимозависимости;
  • признание взаимозависимости налогоплательщика и его контрагентов и доказывание деловой цели такой взаимозависимости.

При отрицании взаимозависимости важно привести доказательства отсутствия признаков, указанных в п. 1 ст. 105.1 НК РФ. Это различные виды корпоративной, должностной и личной взаимозависимости. Приведенная норма содержит достаточно четкие признаки, и последовательное опровержение каждого из них позволит привести налоговый орган и впоследствии суд к выводу об отсутствии взаимозависимости.

Пункт 7 ст. 105.1 НК РФ указывает, что суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, и налоговые органы проявляют весьма творческий подход в изобретении таких оснований. По этой причине важно тщательно проанализировать придуманные налоговым органом признаки взаимозависимости конкретного налогоплательщика с его контрагентами и обоснованно их опровергнуть.

Необходимо помнить, что правом признать лица взаимозависимыми по иным признакам обладает только суд, мнение налогового органа в таком случае определяющим не является.

Во всех случаях взаимозависимость по иным основаниям имеется только при возможности налогоплательщика оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок контрагентов и (или) экономические результаты деятельности этих лиц (или деятельности представляемых контрагентами лиц).

На стадии налоговой проверки необходимо представить налоговому органу письменные доказательства отсутствия взаимозависимости.

В силу принципа «factum negantis probatio nulla est» (отрицательный факт не доказывается), поддержанного российской судебной практикой, можно возложить на налоговый орган бремя доказывания положительного факта наличия такой взаимозависимости.

С другой стороны, для усиления позиции налогоплательщика можно озаботиться доказыванием противоположного факта – независимости контрагентов и принятия ими самостоятельных решений.

Читайте также:  Нанесение побоев

Также важно уделить должное внимание такому инструменту собирания доказательств, как допрос свидетелей. В отсутствие прямых доказательств налоговые органы проводят массовые допросы работников налогоплательщика и лиц, которых они считают взаимозависимыми.

При этом свидетелям задаются вопросы, из ответов на которые возможно сделать прямой или косвенный вывод о подконтрольности налогоплательщику его контрагентов. Часты случаи, когда вопросы о подконтрольности задаются работникам, которые в силу занимаемой должности не располагают информацией о действительном состоянии взаимоотношений налогоплательщика и контрагентов.

Также зачастую вопросы формулируются так, что ответы на них могут быть интерпретированы как подтверждающие взаимозависимость.

По этой причине налогоплательщику важно принять меры к сопровождению всех вызванных на допрос лиц штатным юристом организации или адвокатом.

В ходе допроса представитель свидетеля должен отслеживать попытки проверяющего ввести свидетеля в заблуждение некорректно поставленным вопросом или внести в протокол ответ свидетеля в формулировке, удобной проверяющему лицу.

Допустимым является уточнение поставленного вопроса, а также требование внести в протокол ответ свидетеля именно в формулировке, озвученной свидетелем.

Перед допросом целесообразно провести консультацию со свидетелем, где подробно описать ему процедуру допроса и сообщить ему о его правах и возможном поведении в ходе допроса.

Это необходимо, поскольку свидетели часто испытывают ненужный пиетет перед должностными лицами налоговых органов и забывают о своих правах, а также из лучших побуждений додумывают несуществующие сведения при отсутствии точных ответов на вопросы проверяющих.

Свидетелю не следует бояться провокационного вопроса проверяющего типа «инструктировали ли Вас перед этим допросом?». Простой утвердительный ответ часто извращается проверяющими, будто «недобросовестный» налогоплательщик «вложил в голову» свидетелю недостоверные сведения, это делается с целью опорочить показания свидетеля, подтверждающие правоту налогоплательщика.

Свидетель вполне может подтвердить факт консультации с адвокатом о своих процессуальных правах.

При фактическом отсутствии взаимозависимости работники как налогоплательщика, так и контрагентов, с легкостью подтвердят, что между их организациями существовали чисто деловые отношения, аналогичные отношениям с любым другим контрагентом, и ни о какой подконтрольности речь не идет.

В случае признания взаимозависимости важность сопровождения допросов свидетелей сохраняется, но упор делается на письменные доказательства деловой цели такой взаимозависимости.

Как указывалось выше, налоговые органы часто заявляют о сопровождении деятельности взаимозависимых лиц административными службами налогоплательщика (бухгалтерией, юридической и кадровой службой, отделом маркетинга и т. д.).

Целесообразно привести экономическое обоснование такой централизации и доказать, что расходы каждого взаимозависимого лица на содержание соответствующих служб будут существенно выше расходов на общий центр обслуживания. 

Если общий центр обслуживания используется на контрактной основе (аутсорсинг), необходимо документировать результаты услуг. Альтернативно, если общий центр обслуживания просто объединяет в стенах одного офиса профильных специалистов каждого взаимозависимого лица, трудовые отношения между такими работниками и такими лицами должны быть оформлены напрямую, без участия налогоплательщика.

Дополнительным аргументом в пользу отсутствия налоговой выгоды в качестве единственной цели операций со взаимозависимым контрагентом будет небольшой объем таких операций по сравнению с другими контрагентами. 

Вторым элементом доказывания будет аргумент о том, что взаимозависимость налогоплательщика и его контрагентов никак не повлияла на объем налоговых обязательств налогоплательщика.

Необходимо продемонстрировать налоговому органу (а потом и суду), что налоговые обязательства налогоплательщика не отличались бы от таковых при операциях с другими контрагентами, применяющими аналогичные налоговые режимы.

Также налоговые органы часто пытаются доказать, что налогоплательщик и его контрагенты не были взаимозависимыми, но совершали согласованные действия, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды. В дополнение к этому доказывается умысел налогоплательщика, что может привести к увеличению суммы штрафа с 20% до 40% согласно п. 3 ст. 122 НК РФ.

Согласованность действий, как и умысел, трактуются путем субъективного усмотрения проверяющих, важно подробно разобрать эти вменения и последовательно опровергнуть их до суда.

Правильное применение приведенных тактик защиты в совокупности с надлежащим документированием и представлением аргументов может повысить шансы на успешное оспаривание претензий налоговых органов по «дроблению бизнеса».

1 Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 мая 2018 г. № 12АП‑3644/2018 по делу № А12-34254/2017 (оставлено без изменения Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 10 сентября 2018 г. № Ф06-36642/2018 по делу № А12-34254/2017).

2 Постановление АС Уральского округа от 12 января 2018 г. № Ф09-8406/17 по делу № А60-14635/2017.

3 Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19 июля 2018 г. № Ф04-1528/2018 по делу № А27-1647/2017.

Дробление бизнеса: законная оптимизация или налоговое преступление?

Накануне 2019 года ФНС выпустила Письмо от 29.12.2018 N ЕД-4-2/25984, в котором предупредила о намерении усилить контроль за схемами дробления бизнеса.

Она напомнила о том, что налоговые преимущества в виде спецрежимов установлены только для малого бизнеса и направлены на то, чтобы для всех участников рынка были созданы равные конкурентные условия.

В то же время злоупотребления такими преимуществами делает бессмысленными все усилия государства по налоговой поддержке малого бизнеса.

В Письме ФНС дано поручение внимательнее осуществлять «контрольно-аналитическую работу в отношении налогоплательщиков, которые создают видимость деятельности нескольких самостоятельных налогоплательщиков, прикрывающих деятельность одного налогоплательщика». Цель такой «теневой» деятельности, по мнению налоговиков, — получить или сохранить право на применение специального налогового режима и, соответственно, сэкономить на налогах.

При чем тут взаимозависимые лица?

Понятие «взаимозависимые лица» сильно связано с проблемой дробления бизнеса. Оно регулируется ст. 105.1 НК РФ. Если подытожить все перечисленные в этой статье характеристики и признаки, то взаимозависимыми лицами считаются такие лица, взаимоотношения между которыми могут влиять на результат сделок.

В ст. 105.1 НК РФ уточняется, что влияние одного лица на другое может признаваться взаимозависимостью, если оно оказывается либо в силу участия в капитале, либо на основании соглашения, либо при наличии иной возможности, когда одно лицо может влиять на другое лицо.

Станислав Джаарбеков, юрист, аттестованный аудитор и ведущий вебинара «Налоговые риски применения схемы дробления бизнеса», обращает внимание на то, что ст. 105.1 НК РФ помимо всего прочего конкретизирует понятие взаимозависимости, формулируя три основания для взаимозависимости.

Взаимозависимость по закону

В частности, в п. 2 ст. 105.1 НК РФ представлен конкретный перечень ситуаций, когда лица или организации признаются взаимозависимыми.  

  • Если одна организация прямо или косвенно участвует в другой организации, при этом доля такого участия — более 25 %, то эти организации взаимозависимые.

Так, если ООО «Иск» владеет 50 % ООО «Игрек», то они –взаимозависимые организации.

  • Если физлицо прямо или косвенно участвует в организации и доля этого участия составляет более 25 %, то физлицо и организация будут считаться взаимозависимыми.

Это возможно в ситуации, когда физлицо, например, владеет 30 % ООО «Икс». Физлицо и ООО «Икс» в таком случае будут взаимозависимыми.

  • Если одно и то же лицо прямо или косвенно участвует в организациях и доля такого участия в каждой организации составляет более 25 %, то организации будут взаимозависимыми.

Допустим, ООО «Икс» владеет 30 % в ООО «Игрек» и 40 % в ООО «Зет», при этом между «Игрек» и «Зет» взаимоотношений нет. На основании этих обстоятельств они будут взаимозависимыми, так как одна и та же компания владеет долей более 25 % в «Игрек» и «Зет».  

  • Если организация и лицо осуществляют полномочия ее единоличного исполнительного органа, то в этом тоже усматривается взаимозависимость.

Это ситуация, когда организация и гендиректор — взаимозависимые лица.

  • Если в организациях полномочия единоличного исполнительного органа осуществляет одно и то же лицо, эти организации признаются взаимозависимыми.

Физлицо является руководителем в ООО «Икс» и в ООО «Игрек», между ними связи в основном капитале нет. Но эти организации будут считаться взаимозависимыми, потому что у них один руководитель. Такое основание встречается довольно часто.  

  • Если доля прямого участия каждого предыдущего лица в каждой последующей организации составляет более 50 %, организации или физлица тоже признаются взаимозависимыми.

Если ООО «Икс» владеет долей более 50 % ООО «Игрек», а ООО «Игрек» владеет долей более 50 % ООО «Зет», то все в этой цепочке между собой взаимозависимые.

  • Если одно физлицо подчиняется другому физлицу по должностному положению, то физлица признаются взаимозависимыми.
  • Взаимозависимым признается физлицо, его супруг, родители, дети, братья, сестры и другие родственники.

В п. 3 ст. 105.1 НК РФ указано правило, что долей участия физлица в организации признается совокупная доля участия этого физлица и его родственников в указанной организации.

Например, в ООО «Икс» 25 % владеет отец и 25 % – сын. Также есть ООО «Игрек», в которой также 25 % владеет отец и 25 % – сын. Согласно правилу, компании будут считаться взаимозависимыми.

Читайте также:  Запрос в ГИБДД: скачать образец

Также взаимозависимыми по закону признаются:

  • организация и лицо (в том числе физлицо совместно с его взаимозависимыми лицами, указанными в пп. 11 п. 2 ст. 105.1 НК РФ), имеющее полномочия по назначению единоличного исполнительного органа этой организации или по назначению не менее 50 % состава коллегиального исполнительного органа или совета директоров этой организации;
  • организации, единоличные исполнительные органы которых либо не менее 50 % состава коллегиального исполнительного органа или совета директоров которых назначены или избраны по решению одного и того же лица (физлица совместно с его взаимозависимыми лицами, указанными в пп. 11 п. 2 ст. 105.1 НК РФ);
  • организации, в которых более 50 % состава коллегиального исполнительного органа или совета директоров составляют одни и те же физлица совместно с взаимозависимыми лицами, указанными в пп. 11 п. 2 ст. 105.1 НК РФ.

Самостоятельная взаимозависимость, когда лица признают себя взаимозависимыми сами  

Такую возможность допускает п. 6 ст. 105.1. Это ситуации, когда два лица, не являющиеся взаимозависимыми по формальным признакам, могут признать себя взаимозависимыми и заявить об этом в налоговую службу.

Эта возможность документально отработана через подачу уведомления о контролируемых сделках.

В практике подобные ситуации возникают тогда, когда стороны совершают по объему контролируемые сделки и по сути они являются взаимозависимыми (и они об этом знают), но формальных признаков взаимозависимости нет.     

Взаимозависимость по суду 

Формулируется в п. 7 ст. 105.1 НК РФ. К такой категории относятся случаи, когда налоговый орган может через суд признать лица взаимозависимыми. То есть нет признаков, которые бы признавались по закону, но есть иные признаки взаимозависимости.  

Наиболее рискованным среди перечисленных пунктов ст. 105.1 НК РФ является именно п. 7, когда взаимозависимость признается через суд. Поэтому стоит рассмотреть такие случаи подробнее. В целом перечь оснований для этого довольно широкий, но обычно суд учитывает совокупность признаков.

Так, одним из признаков является тот факт, что компания или ИП открыты на лицо, с которым другую компанию связывали длительные деловые отношения, в том числе трудовые. Допустим, в компании «Икс» одно время работал заместитель руководителя, потом он уволился и открыл ИП на УСН, и компания «Икс», которая, по сути, является его бывшим работодателем, начинает с ним взаимодействовать.  

Другая ситуация: в двух организациях большую долю руководящих должностей занимают одни и те же сотрудники. Формально, по Трудовому кодексу, такое совместительство не запрещается.

Но если помимо этого признака есть другие (например, все эти сотрудники являются руководителями в организациях, которые располагаются в одном бизнес-центре, счета у организаций в одном банке), то высока вероятность того, что суд посчитает лица взаимозависимыми.  

Каким бывает дробление бизнеса

В Письме ФНС РФ от 11.08.2017 N СА-4-7/15895@ приводится результат анализа 400 арбитражных дел на тему дробления бизнеса за предыдущие четыре года. Так, в качестве доказательств, свидетельствующих о применении схемы дробления бизнеса, могут выступать следующие установленные в ходе налоговой проверки обстоятельства:

  • дробление бизнеса происходит между несколькими лицами, применяющими ЕНВД или УСН, чтобы основной участник, осуществляющий деятельность, не исчислял и не уплачивал НДС, налог на прибыль организаций и налог на имущество организаций;
  • применение схемы дробления бизнеса повлияло на условия и экономические результаты деятельности всех участников схемы — привело к уменьшению налоговых обязательств или к тому, что эти обязательства практически не изменились при масштабировании деятельности;
  • налогоплательщик, участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью, выступают выгодоприобретателями от дробления бизнеса;
  • участники схемы занимаются аналогичным видом экономической деятельности;
  • создание участников схемы в течение небольшого временного периода непосредственно перед расширением производственных мощностей или увеличением численности персонала;
  • участники схемы несут расходы друг за друга;
  • прямая или косвенная взаимозависимость участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.);
  • персонал перераспределяется между участниками схемы формально, без изменения должностных обязанностей;
  • у подконтрольных лиц отсутствуют кадровые ресурсы;
  • участники схемы используют одни и те же вывески, помещения, контакты, сайт, контрольно-кассовую технику, терминалы и т.п.;
  • у всех участников схемы общий поставщик и покупатели;
  • одни и те же лица занимаются фактическим управлением деятельностью участников схемы;
  • у участников схемы единые службы по ведению бухучета, кадрового делопроизводства, юридическому сопровождению и т.д.;
  • одни и те же лица представляют интересы по взаимоотношениям с госорганами и иными контрагентами;
  • показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;
  • данные бухучета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;
  • поставщики и покупатели распределяются между участниками схемы, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Стоит отметить, что по схеме дробления бизнеса судебная практика не сформировалась до сих пор. По-прежнему возникает много ситуаций, когда однозначно убедиться в отсутствии риска нельзя. В этой связи стоит обратить внимание на Постановление Конституционного Суда РФ от 28.11.

2017 № 34-П, установившее новый принцип, а именно запрет на придание обратной силы судебным решениям.

Суд отметил, что если по какому-то вопросу сложилась устойчивая практика в пользу налогоплательщика, а потом вышло судебное решение, которое меняет практику в худшую сторону, то изменение судебной практики в плохую сторону должно применяться только к будущему периоду, а не к прошлому.

Также следует обратить внимание на Письмо ФНС РФ от 13.07.2017 № ЕД-4-2/13650@, в котором налоговики дают рекомендации территориальным органам, как доказывать умысел в неуплате налога.

Суть состоит в том, что при схемах дробления бизнеса налоговики могут доказать умысел в неуплате налога и тогда штраф будет не 20 % в связи с неуплатой налога, а 40 %.

Кроме того, при больших суммах неуплаты налога может быть основание для возбуждения уголовного дела.

Пути снижения рисков при дроблении бизнеса

Законодательством установлены льготные системы налогообложения: УСН, ЕНВД, ПСН, ЕСХН. Их нельзя применять при нереальной хозяйственной деятельности, то есть создавать ИП или ООО только с целью оптимизации бизнеса. Это одна из частых ситуаций, которая возникает в связи с дроблением бизнеса.

Вторая распространенная ситуация — это когда крупный бизнес, представляющий собой единый процесс, делится на части, которые оформлены в виде формально отдельных юридических лиц, но по сути являются частью процесса.

Станислав Джаарбеков, юрист, аттестованный аудитор и ведущий вебинара «Налоговые риски применения схемы дробления бизнеса», отмечает несколько путей снижения рисков при дроблении бизнеса.

1. Реальность и самостоятельность деятельности налогоплательщиков

В Письме ФНС РФ от 11.08.2017 N СА-4-7/15895@ рассматривается пример дела, которое налоговики проиграли.

Существует сеть аптек из нескольких десятков юрлиц, которая работает под единым брендом. Все юрлица применяют льготные системы налогообложения.

Налоговая пытается доказать, что все юрлица являются частями одной крупной компании и приводит следующие признаки: единый бренд, одни и те же акционеры, пересечение одних и тех же сотрудников и т.д.

Но она проигрывает спор, потому что в суде налогоплательщики доказывают, что каждая аптека — это самостоятельная компания, со своим персоналом, своими основными средствами, все аптеки расположены на разных территориях. Главным в данном случае оказалось то, что каждая компания обладала признаками самостоятельности.

К распространенным схемам дробления бизнеса относятся ситуации, когда средства выводят на ИП. То есть компания заключает договора с ИП с целью минимизации затрат на оплату персонала.

Вместо того, чтобы заключать трудовые договора с сотрудниками и брать их в штат, она просит людей регистрироваться в качестве ИП, но далее сотрудничают с ними по принципам трудовых отношений. Такой случай как раз рассматривается в Определении Верховного Суда РФ от 27.02.

2017 N 302-КГ17-382 по делу N А58-547/2016. Налоговая смогла доказать, что отношения у компании с ИП были такие же, как с сотрудниками, оформленными в штат.  

2. Деловая цель создания новых организаций и ИП  

Такие деловые цели могут быть разными:

Судебная практика исходит из того, что если соакционер реальный и он привлекается с определенными целями, то создание компании имеет деловую цель.

Допустим, у вас есть какой-то бизнес и вы создаете новую компанию с новым соакционером. Ваша цель — усилить бизнес: дать долю соакционеру в новой компании, так как давать долю в старой компании для вас экономически нецелесообразно.

Представим, что крупная фармацевтическая компания разделилась на большое количество маленьких аптек, которые стали применять спецрежимы.

Необходимость дробления объяснили тем, что из-за ошибки фармацевта в одном из филиалов у компании однажды отобрали лицензию, результате чего бизнес был парализован. Чтобы предотвратить подобные ситуации в будущем, было решено создать 40 юрлиц.

Таким образом, если при какой-то ситуации лицензию и отберут, то только у одной маленькой организации, а не у всей компании.

  • повышение эффективности управления

Допустим, есть большая компания, из которой выделено несколько юрлиц. Они стали применять «упрощенку» и контактировать со старой компанией по разным операциям.

При проверке оказалось, что они это сделали с целью оптимизации управления. У них это было прописано в бизнес-плане.

Они специально дали самостоятельность компаниям, чтобы замерять их показатели и затем подтягивать до этих показателей все остальные филиалы.

3. Рыночные условия сделок между взаимозависимыми лицами 

Налоговые органы могут учитывать рыночность цен при проверке схем дробления бизнеса.

В судебной практике есть решения, в которых выражается следующая позиция по этому вопросу: если сделка неконтролируемая, то в общем случае налоговая не может проверять цену сделки, но если есть необоснованная налоговая выгода, в том числе полученная в рамках схемы дробления бизнеса, то в это случае налоговая может оценить размер получения необоснованной налоговой выгоды через определение рыночной цены. 

4. Налоговая экономия

Налоговая может сделать доначисления, если в результате взаимодействия двух компаний возникла потеря бюджета (налоговая экономия). В этом случае схема взаимодействия должна квалифицироваться как схема дробления бизнеса. Если потери бюджета не будет, то доначисления не последуют.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *