138.1 УК РФ

138.1 УК РФ

Для правильного определения сути правонарушения руководствоваться следует нормами ст. 138.1 УК РФ с ми. Проблема сохранности и получения информации с каждым днём становится всё актуальней. Соответственно, богатый ассортимент продукции для проведения видео/аудиосъёмок имеет свой круг поклонников. Вот только к покупке подобной продукции нужно отнестись с осторожностью. Многие граждане даже не подозревают, что незаконное или неправомерное приобретение технических устройств карается уголовно.

Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7 (495) 662-44-36Санкт-Петербург: +7 (812) 449-43-40

Неправомерный оборот спецтехники, предназначенных для негласного получения информации

138.1 УК РФ

Последняя версия Уголовного кодекса с изменениями и дополнениями была принята 26 августа 2017 года. Само изложение статьи довольно сухое и не даёт законопослушному гражданину развёрнутого понятия о видах правонарушений согласно Уголовного кодекса. Более подробную информацию можно отыскать в х статьи на юридических онлайн-форумах.

Основной текст нормативного документа гласит об установлении уголовной ответственности за действия, принадлежащие к неправомерному обращению специального технического оборудования. Подлежит наказанию использование такого рода технических предметов с целью незаконного получения информационных данных.

Подлежат запрету все действия любого гражданина за неправомерное завладение информацией. В результате подобных действий нарушается конституционное право каждого на сохранность частной жизни втайне.

Виды информационных данных, которые могут оказаться в руках правонарушителя с помощью особенных технических устройств:

  1. Проведение любых переговоров путём написания текста всеми возможными способами (тайна переписки).
  2. Проведение переговоров с помощью телефона.
  3. Передача информации через телеграфные каналы.
  4. Пересылка почтовых отправлений.
  5. Видео, фотосъёмки клиента.

Согласно м к ст. 138.1 УК РФ, состав преступления определяется как несанкционированные действия, направленные на самовольное изготовление, покупку, реализацию техники, которая задействована для тайного получения данных.

Какие действия считаются неправомерными

138.1 УК РФУчитывая скорость и свободу обмена информационными данными, трудно уследить за правомерностью даже собственных действий. Правоохранительным органам следует чётко понимать, совершение каких конкретно действий подлежит под определение незаконное использование специальных технических средств УК РФ.

Под определение неправомерных действий, нарушающих закон об использовании технических средств, попадают любые действия, которые нарушают законные нормативные акты, а именно:

  • изготовление любого вида технического предмета самостоятельно или на предприятии для наблюдения, записи, сбора данных;
  • реализация означает передачу приборов третьим лицам, обмен или получение в подарок;
  • покупка или приобретение в собственность подобного имущества, иногда происходит совместно при совершении убийства, кражи или других уголовных действий.

В части 3 статьи 138 идёт речь об умысле при совершении преступных действий. И здесь нужно быть предельно осмотрительным, приобретая, например, диктофон. Применять данный вид приспособления можно для написания статей, записи лекций, тогда это будет правомерное использование.

Если владелец диктофона использует его в целях умышленного извлечения личной информации, принося вред, то тогда это уже уголовно наказуемое деяние. Решение о подследственности выносится на основании доказанных признаков вины и умысла подозреваемого.

Какие предметы относятся к специальным техническим средствам

Даже обычная флешка может сослужить плохую службу своему владельцу и сыграть роль предмета, выполняющего незаконный оборот специальных технических средств УК РФ. Перечень предметов, попадающих под определение спецтехники для получения несанкционированных информационных данных, предоставлен постановлением № 770 от 01.07.96 года правительственными властями Российской Федерации:

Общие обозначения для выявления признаков незаконных технических средств:

  • 138.1 УК РФтехническое устройство, предназначенное для неявного прослушивания переговоров;
  • техническое устройство, предназначенное для секретной видеорегистрации;
  • техническое устройство, предназначенное для секретной аудиорегистрации;
  • предметы, осуществляющие контроль за почтовыми и телеграфными данными;
  • техника для изучения информационно-аналитических данных.

Все технические приспособления особенного характера подлежат обязательному лицензированию со стороны государства. Разногласия в правильности лицензирования не достигли объективного консенсуса. С одной стороны, лицензия необходима только предприятиям для реализации технических приспособлений. А с другой – без лицензии реализовывать не позволено никому.

Все технические приспособления особенного характера подлежат обязательному лицензированию со стороны государства. Использование нелицензированных объектов позволительно только для проведения следственных мероприятий. Особенному контролю подвергается ввоз юридическими предприятиями специального товара для дальнейшей реализации без наличия лицензии.

Последнее слово за специальной экспертизой. Обычно её назначает следователь по уголовному делу. Хотя любой гражданин может обратиться за проведением подобной экспертизы в личных целях, конечно, платно.

Пленум Конституционного суда постановлением № 3-П даёт определение предмету преступления. Это предмет нарушает границы личной жизнедеятельности гражданина РФ, путём выявления нелегальных информационных данных о нём лично, его родственниках, а также перехват информации в любом другом виде. Этими действиями нарушаются статьи Конституции № 23, № 24, № 25.

Виды наказаний за правонарушение

Ответственность за противозаконное изготовление, покупку, реализацию запрещённых технических приспособлений варьируется от штрафных санкций до ограничения свободы действий:

  • 138.1 УК РФштрафные санкции в размере до 200 000 рублей, объем получаемой зарплаты, любой другой материальный доход подсудимого сроком до 1,5 года;
  • обязательные работы в течение 4 лет, запрет претендовать на указанные нормами закона должности;
  • невозможность вести определённую предпринимательскую работу в течение 3 лет.

При вынесении приговора судебными исполнителями учитываются все объективные нюансы как со стороны следователя, так и со стороны защиты. Если какой-либо факт вызывает сомнение, то поддаётся более детальному изучению.

Как и в любом другом уголовном производстве, срок давности предусматривает применение оправдательных мероприятий. По истечении трёх лет с момента вынесения приговора можно ходатайствовать об оправдании. Иногда срок давности значительно помогает сэкономить на выплате штрафных санкций.

Консультанты в магазинах, торгующих техническими новинками, очень редко бывают осведомлены относительно изменений в законных нормативных актах, особенно в части об уголовной ответственности.

Предельную осторожность стоит проявить при покупке предметов техники через интернет-магазины. Задержание может произойти прямо в почтовом отделении при получении посылки, которое будет расценено как факт преступления налицо.

Как известно, незнание законов не освобождает от несения ответственности.

За покупку китайских «игрушек» продолжают судить по статье 138.1 УК РФ

138.1 УК РФ Фермер из Курганской области собирался шпионить за коровой с помощью китайского GPS-трекера. Сотрудники ФСБ задержали его около почты с посылкой в руках

Генпрокуратура закончила проверку уголовных дел по использованию «шпионских гаджетов», сообщает юридической портал Pravo.ru. Выводы неутешительные — на россиян заводят множество уголовных дел по статье 138.1 УК РФ за покупку невинных гаджетов в китайских интернет-магазинах. Закон «имеет издержки», признала Генпрокуратура по результатам проверки.

На обычных людей заводят уголовные дела «для галочки», чтобы улучшить статистику правоохранительных органов, считают юристы: «Сейчас по этой статье в основном привлекают людей, заказывающих “игрушки” через китайские сайты: ручки, часы с видеокамерой и т.п. Сотрудники полиции банально делают на таких ситуациях для себя положительную статистику раскрытия преступлений, вместо того, чтобы заниматься раскрытием и предупреждением реальных социально-опасных правонарушений», — сказал в комментарии для Pravo.ru Сергей Токарев, партнёр, руководитель уголовной практики, адвокат АБ«Торн», бывший следователь. Вот число осужденных за использование «шпионских гаджетов», то есть по статье 138 часть 1, которая в 2011 году пришла на смену статье 138 часть 3:

  • 2012 год: 72 по статье 138.1, 46 по статье 138 ч. 3 (всего 118 дел)
  • 2013 год: 152 по статье 138.1, четыре по статье 138 ч. 3 (156 дел)
  • 2014 год: 212 (здесь и далее только по статье 138.1)
  • 2015 год: 259
  • 2016 год: 228
  • 2017 год: 254

Интересно, что замена статьи 138 ч. 3 («Незаконное производство, сбыт или приобретение технических средств для негласного получения информации) на статью 138.1 («Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации») в 2011 году состоялась по инициативе Дмитрия Медведева с целью «дальнейшей гуманизации уголовного законодательства».

Но статистика явно показывает, что никакой «гуманизации» на самом деле не произошло. Число осужденных по данной статье после 2011 года продолжало расти и достигло пикового значения в 2015 году, да и с тех пор практически не уменьшилось.

В общей сложности по обеим статьям в 2012−2017 гг осуждено 1227 человек.

Статья предусматривает «штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового» (текст).

138.1 УК РФ Диктофон в виде флэшки продаётся на Aliexpress, Focalprice и Dealextreme по цене от $6 до $9. За покупку этого «шпионского устройства» в 2016 году завели уголовное дело на жительницу города Братска

Судя по сообщениям в СМИ, иногда уголовные дела заводят на ревнивых жён, которые покупают гаджеты для слежки за своими мужьями.

Например, в 2015 году районный суд Воронежской области вынес приговор местной жительнице, которая пыталась организовать тайное фото- и видеонаблюдение за своим супругом при помощи авторучки, оснащённой скрытой видеокамерой и диктофоном.

Ей назначили штраф 10 тыс. руб. Возможно, вышеупомянутая жительница Братска покупала флэшку со скрытым диктофоном для тех же целей.

Другая категория — случайные пострадавшие, которые закупали гаджеты не для шпионажа, но попали под статью. Например, месяц назад «Коммерсантъ» писал, что Следственный комитет г. Москвы рассматривает возможность завести уголовное дело против основателя сервиса доставки еды «ВкусLab» Артёма Лаптева, который купил в Китае GPS-трекеры для своих курьеров.

Читайте также:  Раздел кредита после развода

Артём хотел разработать приложение, которое позволяло бы клиенту видеть в смартфоне движение курьера по карте, чтобы рассчитать время доставки еды. Сертифицированный в России трекер стоит 7000 руб., а аналогичные устройства из Китая обошлись в 500 руб. за штуку.

Но вместо заказанного товара на AliExpress предприниматель получил повестку из Коптевского отдела Следственного комитета.

Среди других жертв ст. 138.1 — москвич Алексей Соколов, купивший брелок с видеокамерой для использования в качестве видеорегистратора на шлеме мотоцикла. Он разочаровался в качестве картинки — и решил перепродать гаджет, что сразу подпадает под статью «Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации».

В 2017 году к Владимиру Путину обратились односельчане фермера, которого привлекли к уголовной ответственности за GPS-трекер на корове. После того случая Генпрокуратура РФ и начала проверку, результаты которой сейчас опубликованы. Теперь можно надеяться на реальную гуманизацию законодательства в ближайшие годы.

В москве оправдан мужчина, обвиняемый в незаконном обороте «шпионской техники», купленной на aliexpress

22 мая Останкинский районный суд г. Москвы вынес оправдательный приговор (имеется у «АГ») гражданину, обвинявшемуся в незаконном обороте «шпионской техники».

Версия следствия

По версии следствия, Денис Кабрера приобрел в неустановленное время на торговой интернет-площадке AliExpress замаскированные под лампы устройства, предназначенные для негласного получения информации, которые имели функцию скрытой аудио-, видеозаписи. Следствие предполагало, что мужчина приобрел спецтехнику для последующей перепродажи на сервисе «Юла», где они были приобретены за 5,4 тыс. руб. Ж., задействованному сотрудниками ФСБ России для проведения ОРМ «Проверочная закупка».

Согласно проведенной экспертизе устройства относились к п. 2 Перечня видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления ОРД (утв. Постановлением Правительства РФ от 1 июля 1996 г. № 770). В итоге Денису Кабрере были предъявлены обвинения по ч. 1 ст. 138.1 УК РФ, в качестве меры пресесчения ему была избрана подписка о невыезде.

Показания участников судебного процесса

Уголовное дело рассматривалось в Останкинском районном суде г. Москвы. Сначала дело рассматривалось в особом порядке, но затем обвиняемый отказался от него и дело продолжили рассматривать в общем порядке.

В ходе судебного процесса Денис Кабрера не признавал свою вину и утверждал, что купил на AliExpress видеорегистратор для наблюдения за малолетним сыном по просьбе своей супруги.

По его словам, на сайте продавца вышеуказанное устройство позиционировалось как «радионяня», оно казалось удобным для использования в быту, поскольку не требовало сетевого питания, поэтому он купил в январе 2018 г.

сразу два устройства для дома и дачи.

Дума приняла закон о «шпионской технике»Теперь в КоАП и УК будет разъяснено, что именно является специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения информации

Подсудимый также рассказал суду, почему впоследствии он решил продать технику на «Юле». С его слов, при включении устройство издавало слишком громкие звуки, что пугало ребенка, мешало ему спать, а также раздражало супругу.

Денис Кабрера также сообщил, что ранее он безуспешно пытался донести до следствия то, что он купил именно «радионяню», что также подтверждалось информацией на коробке товара.

По его словам, он не предполагал, что действует незаконно, отметив, что такие устройства свободно продаются в открытом доступе на всех российских рынках.

В свою очередь, супруга подсудимого пояснила, что последний приобрел ей в помощь два видеорегистратора в качестве «радионяни», по форме напоминающих лампочку. Ввиду тог, что прибор был слишком шумным в процессе использования, им пользовались крайне редко, чтобы не пугать ребенка, а затем решили продать на «Юле».

Суд также заслушал свидетельские показания трех участников ОРМ, которые подтвердили факт продажи обвиняемым предметов Ж. Исходя из судебных показаний эксперта О.

следовало, что он не указывал в своем заключении о том, что купленные Кабрерой устройства предназначены для получения негласной информации, так как это не входит в его компетенцию.

По словам эксперта, он всего лишь заключил, что предметы имеют признаки таких средств.

Оправдательный приговор

В ходе судебного разбирательства по делу суд отверг довод защиты о том, что купленные Денисом Кабрерой устройства не являются специальными техсредствами для негласного получения информации, так как они опровергаются как заключением эксперта, так и данными им показаниями в ходе судебного заседания, а также самим внешним осмотром вещдоков. Он также нашел несостоятельными доводы защиты о недопустимости заключения экспертизы ввиду того, что эксперт не указал свою специальность, а исследование девайсов было проведено после их демонтажа в нарушение методик исследования, которые также проводились при экспертизе.

Как пояснил суд, экспертиза была проведена старшим экспертом ЭКЦ, имеющим высшее техническое образование и стаж экспертной работы, при проведении исследования последний не указывал на недостаточность своих знаний, а сама экспертиза соответствует требованиям соответствующего инструктажа.

«Доводы стороны защиты о неполноте и противоречивости проведенного экспертного исследования, о несоответствии его выводов, суд находит безосновательными.

Выводы эксперта понятны, непротиворечивы, компетентны, научно обоснованы, объективно подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами», – отмечено в приговоре суда.

Суд добавил, что вопреки доводам защиты и подсудимого представленные стороной обвинения доказательства лишь подтверждают факт относимости устройств к специальным техническим средствам, предназначенным для негласного получения информации.

«Сам факт сбыта устройств не отрицал и сам Денис Кабрера в ходе судебного следствия по делу, однако ссылался на неосведомленность об их принадлежности к специальным техническим средствам, предназначенным для негласного получения информации», – указано в судебном приговоре.

ВС разъяснил привлечение к ответственности за нарушение конституционных прав и свободПленум Верховного Суда принял доработанное постановление, касающееся неприкосновенности частной жизни, жилища, а также трудовых прав граждан

В то же время, указал суд, само по себе участие в незаконном обороте специальных технических средств не может свидетельствовать о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 138.

1 УК РФ, если его умысел не был направлен на приобретение и (или) сбыт именно таких средств. Со ссылкой на разъяснения Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 46 суд отметил, что не могут быть квалифицированы по ст. 138.

1 УК РФ также действия лица, которое приобрело предназначенное для негласного получения информации устройство с намерением использовать, например, в целях обеспечения личной безопасности, безопасности членов семьи, в том числе детей, сохранности имущества или в целях слежения за животными и не предполагало применять их в качестве средства посягательства на конституционные права граждан.

Кроме того, суд отметил, что обвиняемый использовал купленный товар в качестве «радионяни» для ухода за малолетним ребенком, а после того, как устройства не подошли по своим потребительским качествам, продал их в том виде, в котором они приобретались, без каких-либо доработок и модернизации.

«Суд отмечает, что показания подсудимого, приведенные выше, об отсутствии умысла на незаконный оборот – сбыт технических средств, предназначенных для негласного получения информации, ничем не опровергнуты, и, руководствуясь принципом презумпции невиновности и трактуя любые неустранимые сомнения в пользу обвиняемого, суд принимает их как достоверные», – указано в приговоре.

Таким образом, суд оправдал Дениса Кабреру за отсутствием в его действиях состава преступления.

Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации

За незаконные операции со специальными техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации предусмотрены различные виды ответственности. Ст. 138.1 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Законодательное закрепление этого понятия обусловлено влиянием научно-технического прогресса на развитие отечественной правовой системы. В настоящее время СТС НПИ широко применяются в оперативно-розыскной деятельности. Их производство, сбыт или приобретение подлежат обязательному лицензированию в территориальном органе Федеральной службы безопасности Российской Федерации.

Для начала нужно определить, что это за средства и где можно найти их полный перечень. Он представлен в постановлении Правительства РФ от 1 июля 1996 года № 770. К ним относятся технические средства для:

  • −       получения акустических сведений;
  • −       наблюдения в визуальной форме;
  • −       прослушки переговоров по телефону;
  • −       контроля сообщений или отправлений по почте;
  • −       обследования объектов и документов;
  • −       проникновения в чужие жилища или ТС;
  • −       контроля за передвижениями отдельных лиц или ТС;
  • −       получения и обработки сведений;
  • −       идентификации личности гражданина.

В постановлении Правительства РФ от 12 апреля 2012 года № 287 содержится определение понятия специальных технических средств (в УК РФ вы не найдете подобной информации). Это устройство, произведенное специально и содержащее электронные части, а также внедряемое таким образом, чтобы его сложно было заметить или устранить в указанных целях.

Далеко не все законодатели согласны с такой трактовкой понятия, поэтому ее можно считать несколько условной. Из этого можно сделать вывод, что каждый суд может по-своему рассматривать его определение.

  1. Чтобы суд начал производство по делу, которое было квалифицировано по статье об обороте специальных технических средств, необходимо соответствие последних следующим критериям:
  2. −       устройство тщательно закамуфлировано под какой-нибудь бытовой предмет и не напоминает средство, предназначенное для прослушки и прочего (например, дроны или очки с видеокамерой);
  3. −       у него нет каких-либо индикаторов, свидетельствующих о его функционировании;
  4. −       в устройство встроен объектив с одной линзой и маленьким вынесенным входным зрачком.
  5. Соответствие технического объекта этим условиям проверяется экспертами, которые и занимаются его исследованием.
Читайте также:  Шаблон приказа об изменении сроков командировки: скачать образец

К объективной стороне относятся изготовление, приобретение или сбыт указанных устройств. Под их производством понимается их изготовление в кустарной и промышленной формах или приспособление бытовых объектов под эти устройства.

Сюда же относятся случаи, когда какие-то предметы просто модернизируют для получения необходимой информации (например, в очки или часы встраиваются микрокамеры).

Сбыт предусматривает передачу объекта другому лицу любым способом: в качестве обмена, дарения или покупки, а приобретение – любой вид завладения им.

Допустим, объект был получен в результате кражи или убийства другого человека. Тогда наказание будет выноситься по совокупности правонарушений.

Субъективная сторона выражается в форме вины в виде прямого умысла. Это означает, что лицо не только осознает опасность и противоправность совершаемого им деяния, но и хочет наступления негативных последствий своего поступка.

Состав подобного преступления – формальный. Это означает, что оно считается оконченным с того момента, когда гражданин только начинает приступать к любым действиям с техническими средствами, перечисленными в ст. 138.1 УК РФ.

Таким образом, можно сделать вывод, что за незаконный оборот специальных технических средств наказание назначается в случаях, когда речь идет об устройствах, благодаря которым можно получать сведения, предназначенные для дальнейшего просмотра и исследования.

Изучением вопроса о соответствии того или иного устройства техническим средствам, указанным в ст. 138.1 УК РФ, занимаются эксперты. Они исследуют объекты и составляют заключение. Последнее должно основываться на положениях, которые могут подтвердить обоснованность и аргументированность доводов экспертов.

  • При наличии в действиях гражданина состава подобного преступления ему назначаются следующие виды наказаний:
  • −       штраф в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы за 1,5 года;
  • −       ограничение свободы на срок до 4 лет;
  • −       принудительные работы на тот же период с наложением запрета на занятие некоторых должностей или осуществление определенных видов деятельности на срок до трех лет или без такового,
  • −       лишение свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
  • Конкретная мера ответственности избирается исходя из обстоятельств произошедшего и типа устройства, которое было конфисковано у гражданина.

Старший помощник прокурора Октябрьского района г.Барнаула, младший советник юстиции О.А. Москвитина

Если бы это произошло у нас, какая была бы ответственность?

Житель Флориды Кристофер Чейни был признан Федеральным судом Лос-Анджелеса виновным в незаконном прослушивании телефонных разговоров и взломе персональных компьютеров более 50 голливудских знаменитостей, в результате чего в Интернет попали интимные фотографии актрисы Скарлетт Йоханссон и певицы Кристины Агилеры, сообщает BBC. 

Чейни, приговор которому будет вынесен 23 июля, грозит 60 лет тюрьмы и 2,2 миллиона долларов штрафа, а жертвам взломщика причитается от 15 до 400 тысяч долларов компенсации за моральный ущерб. 

Обвиняемый по девяти пунктам хакер был арестован в октябре прошлого года в результате проведенной ФБР операции «Хакерацци». Первоначально Чейни обвинялся по 26 пунктам различных правонарушений, что грозило ему тюремным сроком до 121 года. Однако Чейни пошел на сделку со следствием, поэтому максимально возможный приговор для взломщика сократился почти вдвое. 

Правонарушитель признался, что взламывал почтовые аккаунты своих жертв, используя функцию «Забыли пароль» и отвечая на секретные вопросы. Нужную для этого информацию он находил в открытом доступе в Сети. Так, например, интимные фото Агилеры просочились в Интернет с компьютера ее личного стилиста. 

Ранее, говоря о том, что побудило его к взлому аккаунтов знаменитостей, Чейни заявлял, что был охвачен «наваждением» и не мог самостоятельно справиться с этой зависимостью. Он добывал приватную информацию и фотографии знаменитостей, а потом предлагал различным тематическим сайтам, не требуя никакого вознаграждения.

Комментарий 

Конституцией РФ провозглашено право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ст. 23, п. 1 ст. 24 Конституции РФ).

В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» порядок доступа к персональным данным граждан устанавливается федеральным законом и запрещается требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, а также получать такую информацию помимо его воли.

Таким образом, Конституцией РФ и федеральным законодательством информация о частной жизни отнесена к охраняемой законом информации, доступ к ней без согласия лица, к которому она относится, не допускается. Другими словами, информация о частной жизни лица, в том числе персональные данные, признается конфиденциальной. 

Нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ).

Данное преступление заключается в незаконном собирании или распространении сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации. 

Объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность частной жизни.

Как уже отмечалось, понятия «частная жизнь» и «персональные данные» не тождественны.

Однако очень часто персональные данные выступают как неотъемлемая часть сведений о частной жизни, являются личной или семейной тайной и т. д.

Поэтому незаконный сбор или распространение информации о частной жизни лица могут самым непосредственным образом нарушать его права в сфере оборота и защиты персональных данных.

Характер действий правонарушителя (собирание, распространение) в совокупности с мотивацией (личная заинтересованность) в большинстве случаев предопределяют форму вины правонарушителя как прямой умысел.

Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК РФ).

Объектом этих преступлений являются общественные отношения, связанные с охраной тайны переписки, телефонных и иных переговоров и сообщений. Преступление совершается в форме ознакомления лица с корреспонденцией и сообщениями, содержащими конфиденциальную информацию (персональные данные), без согласия субъекта персональных данных, а также без законных оснований.

Статьей 138 УК РФ обеспечивается конституционное право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции РФ).

Заметим, что проведение оперативно-разыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, допускается на основании судебного решения в случае наличия информации: о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК РФ).

Данный состав преступления заключается в неправомерном доступе к охраняемой законом компьютерной информации, т. е. информации на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине (ЭВМ), системе ЭВМ или их сети, если это деяние повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети.

Объектом данного правонарушения выступают общественные отношения в сфере охраны доступа к компьютерной информации, а также в сфере обеспечения нормальной работы ЭВМ и их сетей. Преступное деяние заключается в неправомерном доступе к компьютерной информации, в результате которого эта информация становится известной виновному лицу и может быть использована им.

Компьютерной информацией, ставшей предметом преступного посягательства, могут оказаться и персональные данные лица или группы лиц, и в этом случае данный вид преступления будет представлять особую общественную опасность.

Таким образом, налицо наличие в российском законодательстве механизма привлечения за данное деяние к уголовной ответственности. По совокупности по каждому эпизоду может быть назначено наказание от штрафа до лишения свободы.

Кроме того, предусмотрено применение гражданско-правовой ответственности. 

Статьей 24 Закона «О персональных данных» предусмотрено, что к лицам, нарушившим требования данного Закона, применяются в том числе меры гражданско-правовой ответственности.

Основным признаком гражданско-правовой ответственности является ее имущественный характер, который выражается в возмещении виновным причиненных убытков.

Даже в случаях, когда правонарушение затрагивает личные неимущественные права и (или) причиняет потерпевшему лицу — субъекту нарушенного гражданского права — моральный вред, применение мер гражданско-правовой ответственности будет означать присуждение потерпевшему лицу соответствующей денежной компенсации. 

Вторым признаком гражданско-правовой ответственности является равноправие субъектов, т. е.

ответственность по гражданскому праву представляет собой ответственность одного участника гражданско-правовых отношений перед другим, ответственность правонарушителя перед потерпевшим. Это предопределяет активную роль субъекта персональных данных.

Он сам наделен правом защищать свои права и привлекать к ответственности виновного путем предъявления требований о возмещении ущерба и (или) подачи искового заявления в суд.

Третьим признаком гражданско-правовой ответственности является соответствие размера ответственности размеру причиненного ущерба или убытков. 

Согласно ст.

150 ГК РФ нематериальные блага, к числу которых Гражданский кодекс относит жизнь и здоровье, достоинство личности, личную неприкосновенность, честь и доброе имя, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, защищаются в соответствии с ГК РФ и другими законами в случаях и порядке ими предусмотренными, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Читайте также:  Инструкция по закрытию филиала или представительства АО

Таким образом, если в случае виновного противоправного деяния причинен имущественный или моральный вред субъекту персональных данных, он имеет право на гражданско-правовую защиту своих прав.

Основными способами защиты неимущественных прав и благ нематериального свойства являются: возмещение ущерба, компенсация морального вреда и возложение обязанности опровержения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию граждан.

Как оценить вред, причиненный индивиду незаконным сбором и использованием персональных данных индивида, нарушением его права на доступ к персональным данным или несанкционированным разглашением конфиденциальных сведений о частной жизни? В данном случае критерием оценки будут служить моральные (нравственные) переживания лица, вызванные незаконным вмешательством в его частную жизнь, невозможностью контролировать лицом распространение и использование личной информации, а также психологическая травма, нанесенная лицу разглашением данных о нем личного или интимного свойства. В переводе на язык юридических терминов нравственные переживания лица вследствие нарушения тех или иных его прав и составляют моральный вред.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 20 декабря 1994 г.

N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» дает следующее разъяснение понятия «моральный вред»: это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, такие как жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п., или нарушающими личные неимущественные права гражданина: право на пользование своим именем, право авторства и т. д. Моральный вред, как разъясняет далее Пленум, может «заключаться в нравственных переживаниях в связи с… раскрытием семейной, врачебной тайны…». Более лаконичное определение понятия «моральный вред» содержится в ст. 151 ГК РФ. В соответствии с ней моральный вред — это нравственные или физические страдания.

Незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Анализ диспозиции ст. 138.1 УК РФ

«7» декабря 2011 г. Федеральным законом № 420-ФЗ глава 19 Уголовного кодекса РФ – «преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» была дополнена новой статьей 138.

1, которая предусматривает уголовную ответственность за незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

 

Предметом данного преступления являются специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, перечень таких средств утвержден Постановлением Правительства РФ от 1 июля 1996 г. № 770.

 

 Что же относится к специальным техническим средствам для негласного получения информации?

  Согласно Постановлению Правительства РФ от 16 апреля 2012 г. № 314 «Об утверждении положения о лицензировании деятельности по выявлению электронных устройств, предназначенных для негласного получения информации (за исключением случая, если указанная деятельность осуществляется для обеспечения собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя)», к электронному устройству, предназначенному  для негласного получения информации относится:   — специально изготовленное изделие, содержащее электронные компоненты, скрытно внедряемое (закладываемое или вносимое) в места возможного съема защищаемой акустической речевой, визуальной или обрабатываемой информации (в том числе в ограждения помещений, их конструкции, оборудование, предметы интерьера, а также в салоны транспортных средств, в технические средства и системы обработки информации)   Также согласно перечню видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности,  утвержденного Постановлением Правительства РФ от 1 июля 1996 г. № 770, к данным средствам относятся: 1. Специальные технические средства для негласного получения и регистрации акустической информации. 2. Специальные технические средства для негласного визуального наблюдения и документирования. 3. Специальные технические средства для негласного прослушивания телефонных переговоров. 4. Специальные технические средства для негласного перехвата и регистрации информации с технических каналов связи. 5. Специальные технические средства для негласного контроля почтовых сообщений и отправлений. 6. Специальные технические средства для негласного исследования предметов и документов. 7. Специальные технические средства для негласного проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов. 8. Специальные технические средства для негласного контроля за перемещением транспортных средств и других объектов. 9. Специальные технические средства для негласного получения (изменения, уничтожения) информации с технических средств ее хранения, обработки и передачи. 10. Специальные технические средства для негласной идентификации личности.  

Объективная сторона представлена следующими действиями лица, не имеющего лицензии на производство и оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации:

  — производство специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации;   — сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации;   — приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.  

Субъектом преступления является лицо, достигшее возраста 16 лет. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Итак, перечислены все признаки состава данного преступления кроме объекта.  

Что же является объектом настоящего преступления?

  Глава 19 Уголовного Кодекса РФ содержит преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина. Но глава 2 Конституции РФ не содержит прав, которые бы являлись объектом преступления ст. 138.1 Уголовного Кодекса РФ.  

Возможно ст. 138.1 УК РФ направлена на защиту от незаконного собирания или распространения сведений о частной жизни лица, составляющей его личную или семейную тайну или на защиту от нарушений тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений.

 

Но данные общественные отношения, обеспечивающие гарантированное ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, право каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, чему корреспондирует установленный ч. 1 ст.

24 Конституции РФ, запрет собирать и хранить, использовать и распространять информацию о частной жизни лица без его согласия права граждан являются объектами преступлений, предусмотренных ст.ст. 137, 138 Уголовного Кодекса РФ.

  Кроме того, в законе не определен момент окончания преступления. В какой момент данное преступление считается оконченным?  

Считаем решение законодателя об утрате силы ч. 3 ст. 138 Уголовного Кодекса РФ в редакции Федерального закона от 22.12.2008 г.

№ 272-ФЗ, которая предусматривала уголовную ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации и выделении в самостоятельный состав преступления ст. 138.

1 Уголовного Кодекса РФ нецелесообразным. Так как охраняемый ст. 138.1 Уголовного Кодекса РФ объект не закреплен в Конституции РФ.

 

Возникает вопрос, волнующий  многих людей, не желающих получить судимость по ст. 138.1 Уголовного Кодекса  РФ  — чем отличается техническое средство, «попадающее» под действие ст. 138.1 Уголовного Кодекса  РФ, от «легального»?

 

1. Специальные технические средства для негласного получения и регистрации акустической информации.

2. Специальные технические средства для негласного визуального наблюдения и документирования.  

Что попадает под эти два пункта?

К примеру: Видеоняня Philips-Avent SCD 600. Артикул: 3464614 | от 7 450 р. в разных магазинах.  «Видеоняня Philips-Avent SCD 600 состоит из приемника и передатчика, позволяющего вести мониторинг и передавать сигнал на расстояние до 150 метров, в том числе из другой комнаты или с другого этажа. Ночной режим передает четкую картинку в темное время суток, благодаря функции инфракрасного видения …».

Другой пример: Видеорегистратор (англ. Digital Video Recorder, DVR, цифровой видеорегистратор) — устройство, предназначенное для записи, хранения и воспроизведения видеоинформации.

Видеорегистраторы, в основном, используются в системах видеонаблюдения как стационарных (на объектах), так и подвижных (например, автомобильные видеорегистраторы). И тот и другой приборы вполне можно использовать для «негласного получения и регистрации акустической информации и для негласного визуального наблюдения и документирования».   Не говоря уже о мобильном телефоне, оснащенном видеокамерой  способном транслировать видео- и аудиоряд куда пользователю заблагорассудится.   Таким образом, практически любое устройство, оснащенное функциями аудио- и видеозаписи можно использовать для целей, перечисленных выше.  

Мы намеренно заострили внимание только на первых двух пунктах. Остальные пункты перечня видов специальных технических средств ничем не отличаются от первых двух.

  К примеру: «Специальные технические средства для негласного проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов».   Во времена, когда мечтой всех автовладельцев была «вишневая девятка», таковым специальным техническим средством был отрезок стальной проволоки, изогнутый буквой «г». Данное специальное техническое средство позволяло «негласно проникать» во все ВАЗовские авточудовища серий 08 и 09. Да и сейчас позволяет. Передача проволочки, загнутой буквой «г» другому лицу, в принципе, можно трактовать, как преступление, предусмотренное ст. 138.1 УК РФ.    Таким образом, попытка законодателя отделить «криминальные» специальные технические средства от «легальных», основываясь на расплывчатых определениях о назначении данных технических средств, оказались (в очередной раз) не только бесполезными, но и потенциально опасными для населения.   И никуда не деться от вывода о том, что не «железо» образует состав преступления, а умысел на его уголовно-наказуемое использование.  

В очередной раз, вспоминая знаменитую оговорку, с последующим извинением, приходится констатировать:  «Познер в чем-то был не прав».

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *